Спадкові матеріали

Ukrainian English French German Italian Polish Portuguese Russian Spanish

12 мая 1928 года Сталин обращаясь к членам и кандидатам в Политбюро ЦК просил обратить серьезное внимание на записку ОГПУ от 9 мая 1928 года (№ 353819) о деятельности  группы специалистов по военной промышленности. “Дело очень серьезное и сложное, и придется должно быть, рассмотреть его на ближайшим заседании Политбюро”.

На ближайшем заседании 14 мая 1928 года Политбюро рассматривает вопрос о военной промышленности, принимая решение поручить контролировать это дело Орджоникидзе.

15 июля 1929 года Политбюро ЦК ВКП(б) обсуждает обвинительное заключение ОГПУ по делу о военной промышленности, и принимает решение разослать его членам ЦК и ЦИК, а также хозяйственникам, в том числе директорам заводов, в особенности работающих в военной промышленности.

Политбюро заранее предрешило расстрел руководителей контрреволюционной организации вредителей в военной промышленности, однако сам расстрел был отложен до своего нового решения Политбюро о времени расстрела.

ОГПУ было предложено представить список лиц, подлежащих расстрелу.

ОГПУ предоставляет такой список, и 21 октября 1929 года Политбюро соглашаясь с предложением ОГПУ о расстреле Михайлова и др. и принимает проект сообщения для печати. В котором говорилось, что органами ОГПУ раскрыта и ликвидирована контрреволюционная вредительская и шпионская организация в военной промышленности СССР, которая ставила перед собой задачу путем вредительства и шпионажа ослабление обороноспособности страны, содействие иностранным интервентам.

Личный состав ее состоял в подавляющем большинстве из бывших высших чинов царской армии - бывших генералов и полковников.

В связи с этим Коллегией ОГПУ были приговорены к расстрелу:

Михайлов В.С. - бывший генерал, дворянин;

Высочанский Н.Г. - бывший генерал, дворянин;

Дымман В.О. - бывший генерал, дворянин; 

Дежанов В.Н. - бывший генерал, дворянин;

Шульга Н.В. - бывш. генерал порученец при бывшем великом князе Сергее Михайловиче

Приговор приведен в исполнение.

Все остальные по указанному делу были приговорены на разные сроки заключения в концентрационные лагеря.

При этом в прессе велась большая пропагандистская кампания о вредительстве.

Ликвидация военспецов в военной промышленности и штабе РККА

В 1929 году, после устранения недобитых троцкистов, ОГПУ вновь на полную силу взялось за старых генералов и офицеров, работавших в раз личных советских учреждениях. Как ни странно, теперь удар чекистов было направлен на... оборонную промышленность, где трудились сотни выдающихся русских артиллеристов, инженеров, топографов, генштабистов. Именно там после гражданской войны большевики сосредоточили весь оставшийся а СССР военно-технический интеллектуальный потенциал.

ОГПУ вырубило под корень всю верхушку Главного управления военной промышленности, как на подбор состоявшего из генералов и полковников инженерных и артиллерийских войск старой армии. Причем среди них были выдающиеся артиллеристы Первой мировой войны, имена которых были известны как в армиях Антанты, так и Четверного союза.

Поводом для ареста послужили регулярные встречи заслуженных ветеранов в домашней обстановке. Уже в процессе следствия все это было квалифицировано как участие в контрреволюционной организации. Но как же ОГПУ вышло на эту псевдоорганизацию? Да как обычно - через стукачей.

Одним из первых 26 марта 1929 года был арестован член правления оружейно-арсенального треста, бывший генерал-майор Н. Г. Высочанский, затем, на протяжении апреля - мая схвачены остальные руководители и сотрудники управления. К сожалению, неизвестно, сколько же всего лиц было осуждено по делу заговора в Главном управлении военной промышленности. Но, по крайней мере, пятеро его "руководителей" были расстреляны 21 октября 1929 года: бывший генерал-майор Н. Г. Высочанский, помощник начальника Главного военного управления бывший генерал-майор В, С. Михайлов, член правления Вохимтреста бывший генерал-майор В. Н. Деханов, член правления патронно-трубочного треста бывший генерал-майор В. Л. Дымман, заведующий научно-техническим бюро оружейно-пулеметного треста бывший генерал-лейтенант Н. В. Шульга. (Расстрельные списки. - М., 1995. - Вып. 2. - Ваганьковское кладбище. С. 37-38.)

Это был единственный расстрел в военной среде, о котором написали центральные газеты. Более ни о каких репрессиях среди военных, хоть и бывших, в советских газетах не писали. По Москве же ходили слухи, что генералов расстреляли вместе с рядом других ученых-химиков, и что один из них, вняв обещанию о сохранении жизни, даже написал в камере какую-то серьезную научную работу. (Шитц И. И. Дневник великого перелома. - Париж, 1991.- С. 152.)

Чего переживать, спросите вы, расстреляли ведь только членов правления трестов, но ведь остались и другие руководители Главного управления? В том-то и дело, что за этим рассуждением мы теряем понимание истинной трагедии расстрела этих пяти людей для всей оборонной промышленности СССР. По бюрократической схеме большевиков, номинальными руководителями главного управления и трестов должны были быть надежные партийцы. Их профессиональная пригодность - умение руководить военной промышленностью ВКП(б) не волновало. Зачем? Ведь дл этого есть военспецы! А чтобы эти самые бывшие генералы и полковники имели какой-то юридический статус, им раздали вторые должности помощников и членов правлений.

Атрибутика роду Драго-Сас

© 2015 - 2017 Vysochanskiy-SAS | Всі права захищені

Joomla template created with Artisteer.